Июнь

 

"Охота - национальный охотничий журнал", июнь 2007

С лайкой по кабану

В популярности лайки как охотничьей собаки трудно сомневаться. О справедливости этого утверждения свидетельствуют наполненные выставочные ринги, цены на щенков, да и среди многочисленного собачьего племени, выгуливаемого по утрам и вечерам, лаек можно встретить достаточно часто.

Всплеск интереса к лайке приходится на начало 80-х годов прошлого века, когда в средней части России стал появляться кабан и встал вопрос о способах охоты на него. С востока страны охотники стали завозить как взрослых собак, так и щенков (прежде всего). В охотничьей литературе появилась масса пособий, статей о том, что же такое лайка, как её выращивать, воспитывать и правильно притравливать. Спрос на лайку диктовался наличием зверя в угодьях, количеством выделяемых лицензий и, кроме того, возможностью использовать лайку при охотах на куницу по окончании сезона охоты на копытных, а также в летне-осенний сезон охоты на водоплавающую птицу.

Лайка как порода охотничьей собаки привлекает своей коммуникабельностью, контактом с человеком, замечательной способностью к обучению и значительной сообразительностью. Все перечисленные обстоятельства: и объективные – популярность охот на кабана, и субъективные – возможность содержания собаки в городе плюс пресловутая универсальность этой породы – позволили лайке быстро стать одной из наиболее востребованных (если не первых) пород охотничьих собак (я пишу о начале 80-х годов). Приходилось читать восторженные статьи об охотах с лайкой на барсука, зайца, фазана и чуть ли не на ондатру и бобра. Оставим на совести авторов серьёзность интереса к такой экзотике и попробуем проанализировать опыт более чем 25-летних охот с лайкой на кабана, попытаемся выявить проблемы таких охот, а значит, и определить требования к рабочим качествам лайки на таких охотах.

Как ни странно, широкое распространение лайки по городам и весям России было в известной степени спровоцировано существовавшей системой распределения лицензий. В условиях хронического мясного дефицита возможность «приобрести» 60-100 кг диетической «свинины» за пресловутые 1525 руб. (стоимость лицензии!) заставляла чиновников и «нужников» всех рангов и калибров пускаться во все тяжкие, чтобы получить пресловутую лицензию на отстрел кабана. А так как значительная часть этих счастливцев и в руках-то никогда ружья не держала, то лицензии сгружались охотникам, которые могли в одиночку добыть зверя (это выгоднее, чем делить добытую свинину на коллектив 10-15 человек). Таким образом, с одной стороны обширные, практически не контролируемые охотугодья с наличием кабана (с небольшой плотностью!), с другой – дефицит лицензий, заставляющий их владельцев стремиться к охоте небольшим коллективом, в основном 3-5 человек. Такие группы могли результативно охотиться, только имея действительно рабочих лаек. Сам способ охоты безжалостно отсеивал пустобрехов, трусливых и невязких лаек. Необходимо отметить, что чем не результативней работала собака, тем больший опыт охоты она получала. А как показала практика, возможность охотиться (а значит получать опыт), является для лайки основополагающим. Кроме того, специфика работы лайки по такому трудному и опасному зверю, каким является кабан, требует от собаки максимально возможного количества «спарринг-партнеров» в сезоне. Можно ли притравить по кабану лайку, не имеющую среди предков действительно рабочих собак? Нет и ещё раз нет. В лучшем случае получим «тявкушу», то есть собаку, осторожно облаивающую крепь, из которой и зверь-то возможно уже ушёл.

Можно ли испортить лайку с прекрасными рабочими задатками? Легче лёгкого! Положите её на диван и водите на прогулку в соседний сквер, обмоченный пекинесами и ротвейлерами в глубину на полметра. Потеря рабочих собак, «измельчание» породы лаек вызывается невостребованностью суровой, но на редкость увлекательной охоты с лайкой на кабана. Невозможность заводчика иметь постоянный тренинг собак является главной причиной деградации рабочих качеств лайки. Проверка лаек по измусоленному хромоногому вольерному секачонку не в счёт, думается, что такие притравки дезориентируют собаку, по крайней мере, оценить рабочие качества лайки при работе в вольере можно весьма условно!

Почему же интерес к охоте с лайкой на кабана, пройдя пик ажиотажа в конце 80-х, сейчас если не затухает, то, по крайней мере, меркнет. Думаю, что эта проблема скорее в плоскости изменившихся охотничье-экономических условий, в первую очередь – перераспределении охотугодий с креном в частные и корпоративные охотхозяйства. Последние, не мудрствуя лукаво, ориентируясь на восточно-европейские охотхозяйства, организуют кормление диких животных по образу и подобию домашней скотины. Купить 20-40 тонн кукурузного силоса. Легко. Кормить кабана семенным зерном кукурузы. Да нет проблем. И вот уже вся охота сводится к сидению на комфортной отстрелочной вышке (не дует однако!) у кучи пшеницы 1 класса, оптика за 180 тысяч рублей, про винтовку и сказать нечего, патрон – 300-500 руб. Рубиновая точка лазерного прицела. А там охотничий домик с запотевшим ящиком пива в холодильнике. Просто и доступно. Таким владельцам угодий не нужны собаки по определению. Их представления об охоте – это стоимость амуниции и оружия. Хотя, в принципе, барин готов выложить за элитного щенка любую сумму. Беда в том, что он не имеет ни малейшего представления, что делать дальше!

Что скажешь? Не дал Господь этим людям возможность познать охоту во всей её глубине и прелести. Охота без собаки – это убогое представление слепого о цвете, глухого о звуках. Хотя и у них сердечко тоже зашкаливает при случае.

Казалось бы, если перспективный щенок попадает в руки егеря, а не шлифует хозяйский диван, как дорогая игрушка, то уж где-где, но в руках егеря, вроде бы кровно заинтересованного в выращивании помощника, прекрасный потенциал приобретённого животного должен реализоваться в условиях жизни в охотугодьях через возможность ежедневного развития рабочих качеств.

Всё это быть должно. Но ещё патриарх псовой охоты Н. М. Мочеварианов сетовал, что трудно найти не только доезжачего, но и приличного выжлятника. Работа со всякой охотничьей собакой требует фанатичного труда, а с лайкой тем более. Потому-то так редко встретишь егеря с лайкой на загонных охотах, хотя уж кто-кто, а егерь, в угодьях которого проводятся охоты по кабану, обязан иметь сработавшуюся послушную пару лаек. Но для этого надо, во-первых, любить собак и представлять охоту без них скучной и невозможной, во-вторых, ясно представлять себе, что же ты хочешь от собак и от себя как их владельца. Вот и давайте разберёмся, что же представляет собой охота с лайкой по кабану, каковы общие требования к лайке.

Требования к поиску собакой зверя зависят от того, каким способом мы охотимся. Если мы свободно челночим угодья в попытке обнаружить и успешно отработать зверя или, организуя загон, движемся в цепи по строго намеченному маршруту, то тогда с точки зрения результативности охоты предпочтительней работа собаки «накоротке», то есть в пределах 300-500 м. На таком расстоянии реально подмастерить затаившегося кабана, хотя в угодьях небогатых зверем собака вынуждена уходить на гораздо большее расстояние, а уж в этом случае дай бог ноги самому азартному в компании. А пока он не начал марш-бросок, хочется посоветовать не подваливать под работающую собаку, а, определив ход кабана, стремиться забежать вперёд движущегося зверя – мастерить влево-вправо легче и перспективнее, чем спрутовать вслед уходящему кабану. Задача владельца лаек (а собаки с головой ориентируются в движении на «папу», а не на очередного компаньона) – постараться максимально сократить расстояние от своего местонахождения до места обнаружения лайками кабана. Если угодья знакомые, то, наткнувшись на проходную тропу, можно попытаться вычислить возможную днёвку кабана и, контролируя поиск собаки, лишь эпизодически проверять направление хода зверя. Это правильнее, нежели топтать тропу в попытке добрать зверя в след. Лайка, поняв, что хозяин выбрал этот хоть и стылый, но заманчивый след, уйдёт по нему так далеко, что начало облаивания будет вне зоны слуха участников охоты, а следовательно, шанс удачного выстрела будет минимален. Остаётся удивляться памяти лайки на место обнаружения зверя на предыдущих охотах. Поэтому надо помнить, что задача собаки – обнаружить зверя, отработать по нему, а уж результативность охоты – вопрос к её участникам и к хозяину собак, прежде всего.

Отдача голоса

Практические охоты подтверждают, что рабочая лайка должна иметь сильный звонкий голос, которым она должна щедро пользоваться при остановке зверя во время перемещения последнего и, прежде всего, при первоначальном обнаружении кабана. Щедрость отдачи голоса лайкой помимо большей вероятности определить направления и места работы собаки даёт возможность участникам охоты более легко мастерить (подбежать, попросту говоря) к месту работы собаки. Подваливание (приближение) к обнаруженному лайкой кабану крайне затруднительно, если не сказать невозможно, в том случае, если собака скупа на отдачу голоса, если, будучи трусливой или недостаточно притравленной, сторожится идти хотя бы на визуальный контакт со зверем. Однозначно, что лайка не должна отдавать голос во время движения зверя, обозначая им местонахождение только во время остановки зверя. Но молчаливое поведение лайки во время движения кабана может быть разным. Рабочая лайка при попытке зверя оторваться хватками мешает зверю набрать ход, слабая же (или осторожная) эскортирует кабана, не пытаясь пойти на болевой контакт для торможения и остановки зверя.

Что считать действительно правильной работой лайки по кабану? С точки зрения сути и результата охоты, это, прежде всего, вязкость лайки к зверю. Хотя понятие «вязкости» – термин гончатников, но и понятие «злобности» не является определяющим суть. Вязкость, как я понимаю, является исчерпывающей характеристикой. Не бывает лаек вязких, но не злобных, а вот злобных, но не вязких – сколько угодно. Работа лайки-одиночки, не стремящейся войти в болевой контакт с кабаном, скорее характерна для сук, нежели кобелей. Боец – определение мужского рода, и встречаемые уникумы-суки, пристально и контактно работающие в одиночку, – исключение из правил, лишний раз доказывающее это правило. Сутью работы лайки по кабану является остановка зверя болевыми хватками за гачи, перевод зверя от бега к активной защите своей «кормы». Редко какой лайке под силу в одиночку выполнить эту задачу. Но пара лаек независимо от пола способна придержать, закружить кабана до подбега стрелка.

Осмысленная вязкая работа «смычка» лаек возможна только при условии совместного воспитания, игр и, конечно же, притравки. Но повторюсь: суть работы лайки по кабану – максимально возможное удержание зверя на месте, но никак не выгон кабана на цепь стрелков. Эскортирование с голосом не является правильным, как бы удачно ни складывалась охота. Другое дело, что судьба таких профессионалов, способных прессовать кабана, почти всегда трагична. Зверь есть зверь. Выросший в условиях постоянного стресса, имеющий ежедневную физическую нагрузку трёхлетний кабан изначально даёт фору любой собаке. Это надо помнить, оценивая работу собак по вольному зверю.

Опыт работы лайка получает только в процессе охот. Чтобы «вылепить» приличную собаку, надо чтобы из-под неё ежесезонно отстреливался хотя бы десяток кабанов. Поддерживать же физическую форму лайки в межсезонье необходимо за счёт ежедневных нагрузок – велосипед или максимально свободное содержание.

Несколько слов о тактике охотника при обнаружении и начале работы собак по кабану. Сближение охотника с работающей собакой должно быть тем стремительней, чем дальше отслушана собака. Поэтому экипировка стрелка должна быть максимально лёгкой и маскирующей, никаких ватных штанов, лисьих малахаев и патронташей на поясе. Свитер, безрукавка и лёгкая куртка по сезону. Движение (подбег) под собаку только во время отдачи собакой голоса (как под глухаря!). Добычливей, когда такую работу делают два стрелка при условии полного контроля передвижения напарника, согласованности действий по рации или визуальном контакте. Наконец, финальный этап – выстрел в зверя – должен быть продуман, хладнокровен и прицелен. Зачастую приходится стрелять в кустарниковых крепях по показавшейся части кабана. Нужно определить, что лучше: стрелять или выжидать более благоприятного момента.

Необходимо отметить изменение поведения лаек при появлении охотника. Как правило, втравленная в охоту лайка резко активизируется. Приходилось наблюдать, как лайка провоцирует кабана на атаку, выводя его за собой на выстрел охотника. Хотя и приходилось видеть, как осторожная лайка проявляла бурную радость при появлении хозяина и, облегчённо протявкав вслед уходящему зверю, всем своим видом показывала: «Папа, эта тварь убежала и можешь спокойно жрать снег, он сюда не вернётся, ведь я с тобой!» Стрельба по кабану, облаиваемому лайками, сложна технически, ведь приходится стрелять, держа в голове местонахождение работающих собак, напарников по охоте и возможный вариант поведения зверя после выстрела. Поэтому хочется пожелать спокойствия и только спокойствия.

Хорошо, если сложилось и выстрел был успешным. А если подранок? В этом случае и можно в полной мере оценить рабочие качества лайки. Остановить или хотя бы замедлить сколь возможно ход подранка – отличительная черта действительно рабочей собаки. Активное «прессование», болевой контакт, остервенелость, в конце концов, при работе по подранку являются качествами только выдающегося работника. Подваливание к собаке, работающей с подранком, осуществляется иным способом.

Стрелок (бабашкин) и его партнёры должны определить удерживаемого собаками подранка, подрезать его вычисленное движение в угодьях и только тогда мастерить приближающегося зверя, а не потеть в пяту. Если в команде есть егерь, досконально знающий местность, и участники охоты укомплектованы приличными рациями, то задача преследования подранка значительно упрощается. Егерь по рации командует, кто что перекрывает, порой приходится переезжать на машине на значительное расстояние. И если собаки действительно вязкие к подранку, охота обязательно будет успешна.

Другой вариант неудачного выстрела – чистый промах. Что делать? А ничего! Оттрубить собак (снимать с работы) и пытаться снова организовать продолжение охоты. С точки зрения удачи, преследование вспугнутого выстрелом кабана почти всегда напрасный труд. Ошалевший зверь пулей пройдёт не один десяток километров и перевидеть его, тем более стрелять – дело редкого случая.

Позывистость лаек, понимание последними сути охоты и необходимости контакта с хозяином является безусловной гарантией красивых успешных охот.

И, наконец, хочется просить у братьев по увлечению, требовать как егерь – не стреляйте свиней. При атаке лайками семьи кабанов более чем часто под выстрел попадает свинья. Именно она защищает семью от назойливых собак, но именно она будет строить в ночь гнездо своим подсвинкам, именно она вскрывает замерзший грунт, давая подросту пищу и, наконец, именно она учит молодых соплеменников, как выжить в этой сложной и опасной жизни. Матка в полной семье (5-8 подсвинков) – золотой запас охотугодий. И, кстати, как я уже отмечал, при всех равных лайка работает по наиболее слабому зверю, так и давайте грамотно охотиться, выбирая выстрелом подсвинка, а не его мамашу.

Самый интересный вопрос – способна ли лайка остановить гонного кабана? Я говорю о сознательной работе лайки, активно прессующей зверя, не дающей последнему возможности уйти из опасной зоны.

Передержав с отцом и братом полтора десятка рабочих лаек, отохотившись с ними свыше 12 лет и отстреляв нескромное число кабанов, не могу однозначно ответить на этот вопрос. Привезённый из Омска изумительной отваги и работоспособности Байкит, легко укладывающий трёхлетку свинью рылом в снег, на другой охоте ничего не мог поделать с вроде бы таким же по возрасту и размерам кабаном. Набитый подсвинок на моих изумлённых глазах, вместо того, чтобы верещать на весь лес и ждать под грудой собак неминуемого ножа, внезапно поднялся и без видимых усилий стёр с себя двух вроде сносно работающих лаек и заодно стажёра бультерьера. Если бы было всё так просто, то охота была бы убийством с использованием беспомощного состояния потерпевшего. Зверь всегда разный и по полу, и по времени года, и по настроению, в конце концов. С уверенностью можно лишь утверждать, что пара лаек в работе по кабану предпочтительней одиночки при условии их сработанности на совместных охотах.

Подготовка лайки к охотам на кабана

Приобретая щенка лайки, надо точно представлять, чего вы хотите, на какие охоты можете рассчитывать в соответствии со своим возрастом, характером работы, финансовыми возможностями. Щенок от «зверовых» лаек стоит недёшево, и нет смысла его покупать, имея охотничий досуг из 2-3 охот в сезоне. А держать в квартире потенциального бойца – значит искать себе проблемы и мучить собаку невостребованностью. Бесстрашие, злоба к зверю – качества лайки, передаваемые по наследству, но все физические кондиции собаки, послушание и охотничья адекватность зависят от её владельца. Процесс подготовки лайки к работе многократно описан в охотлитературе, и если у вас есть опыт охот на кабана и вы были счастливым участником замечательных охот с лайкой, у вас хватит ума критически перелистать «пособия и руководства». Поставить собаке «физику», добиться максимального послушания – первый этап подготовки собаки. Это можно сказать с уверенностью.

Как, впрочем, также с уверенностью можно утверждать, что нельзя на боксерский ринг выпускать желторотого юношу только на том основании, что с его матерью переспал Майк Тайсон.

Привлекать к суровой опасной охоте не тренированную физически, «сырую» лайку – значит подвергать её серьёзной опасности. Досадно, что перспективные щенки наших сильных заводчиков лаек – Анатолия Ефремова, Александра Калашникова, Николая Каракулько, Алексея Сметанина – почти бесследно растворяются по городам и весям, хотя, наблюдая на испытаниях собак, которых они держат, не приходится сомневаться в высоком потенциале щенков. Однако появление новых выдающихся экземпляров лаек, с одной стороны, сдерживает неумение и нежелание владельцев элитных щенков натаскать и грамотно притравить молодёжь, с другой же стороны порождает отсутствие интереса к содержанию поголовья лаек со стороны владельцев охотугодий. Мало кого из них интересует добытый кусок мяса, а вот возможность выстрела по зверю, посильное участие в процессе ценится. Поэтому и катится охотхозяйство к наращиванию поголовья кабана ценой безумных подкормок, запрещению охоты на несколько сезонов (что смертельно для владельцев рабочих собак), сводя все виды охот к ночной стрельбе с вышек. Справедливо было бы отметить, что охотиться с лайкой на кабана может лишь физически крепкий и психически уравновешенный охотник. Успешность охоты с лайкой зависит от способности охотника к километровым кроссам по пересечённой местности, умению свободно ориентироваться в лесу, а многие ли из нас на это способны?

…И всё-таки охота с лайкой на кабана имеет право на существование, пока есть фанаты, способные к такой охоте, любящие и истинно преданные уникальнейшей охотничьей собаке – лайке. Думаю, что будущее лайки – в загонных охотах. Лайка XXI века – это управляемая, дисциплинированная, ведомая егерем собака, способная найти и обозначить затаившегося зверя, послушно возвратиться по сигналу егеря в загон, вязко работающая по подранку и прекращающая самостоятельную охоту по сигналу рога «конец охоты».

 



  • На главную
    [© 2014 Охота