В технике капканного лова соболя существуют давние традиции

 

Испокон веков соболь считается одним из самых чутких и осторожных зверьков, добыча которого под силу опытному охотнику, в совершенстве владеющему техникой промысла. Из поколения в поколение соболятники считают незыблемым: тщательную очистку капканов с последующей вываркой их в настое хвои и смолы, особые — чистые и выветренные — мешочки для их хранения и переноски, специальные рукавицы или перчатки для установки.

Опыт отлова соболя

Между тем наш опыт отлова соболя позволяет высказать о его осторожности мнение несколько иное, хотя острота органов чувств зверька, в том числе и обоняния, сомнений не вызывает. И вот чем это обосновывается. Как бы тщательно ни обрабатывался капкан, как бы долго и хитроумно он ни вываривался и как бы осторожно ни устанавливался перед приманкой, ни маскировался, соболь, приблизившись, его обязательно зачуивает. Это хорошо прослеживается после свежих порош: присев непосредственно перед скрытым и припорошенным капканом, соболь легкими касаниями пальцев как бы обозначает на снегу контуры невидимого, но обонянием ощущаемого железа. Это его, конечно, настораживает, и часто он уходит, но далеко не редко тянется за приманкой через скрытый капкан, наступая лапкой на явно подозрительное место. Действительно осторожные животные так не делают. Но удивительно и другое: попавшуюся в капкан птицу ли, пищуху или иную живность соболь, обнаружив, почти всегда съедает, не обращая на совершенно открытое железо ровно никакого внимания. Нам приходилось наблюдать, как зверек это делает: азартно, смело. Капкан звякает, гремит, соболь же опирается на него лапами, ложится грудью. Почему же? Или он понимает, в каком виде и состоянии капкан опасен, или же просто не так осторожен, как считается? Заинтересовавшись этим вопросом, мы на опытно-контрольном промысловом участке провели серию экспериментов. Ставили рядом ловчие шалашики (домики) одинакового устройства, клали в них одну и ту же приманку, но в контрольном варианте капкан устанавливали по всем правилам, с максимальной осторожностью и скрытностью, в опытном же — в открытую, без какой-либо маскировки (капканы были старые, потускневшие, местами поржавевшие). Разницы в уловистости обнаружить не удалось. Более того, соболь, случалось, «шел» в незамаскированный капкан, перед этим уйдя от замаскированного. По нашим рекомендациям, охотник, добывающий пушных зверьков на опытно-контрольном промысловом участке, с окончанием сезона на двух путиках оставил спущенные капканы положенными у входа в ловчие шалашики, а с началом очередного сезона насторожил их без маскировки. Результат сезона: на этих путиках соболь попадался с той же уловистостью, что и на других, оборудованных традиционно.

Капкан, настороженный «бабочкой».

Это, как нам представляется, не противоречит здравому смыслу: соболи прекрасно знают ловчие сооружения охотников и регулярно к ним наведываются. И не просто в интересе к соблазнительным пищевым приманкам, но еще и потому, что вокруг этих сооружений с кормом, регулярно подновляемым, складываются повышенные плотности населения полевок, мышей и землероек, Ну а к незамаскированному капкану, особенно если он пролежит долгими месяцами с марта по октябрь, соболь привыкает, теряя осторожность.

Делать категорические заключения

Делать категорические заключения о том, что в открытый капкан соболь идет лучше, чем в замаскированный, было бы, вероятно, чрезмерно смело, хотя фактов для этого имеется достаточно много. И потому мы от этих заключений пока воздерживаемся, что слишком резко они противоречат давно устоявшемуся мнению сотен тысяч промысловиков. Однако трату большого количества времени на тщательную обработку капканов и их излишне тонкую маскировку считаем неоправданной. Нетрудно предвидеть возражения: осторожность никогда не помешает. Но ведь на промысле времени всегда не хватает, особенно в первые дни и недели сезона, и его целесообразнее тратить с большой экономией. Однажды нам пришлось сильно припоздниться и возвращаться в охотничью избушку в сумерках, напрямик. И на открытой мари мы встретили густые наброды старых и свежих соболиных следов. Запасные капканы и приманка лежали в рюкзаке, но на поиски сбежек и установку капканов на подрезку времени не было. Не имелось и материала для устройства шалашиков: вокруг виднелся лишь редкий угнетенный тонкомер. И мы за четыре — пять минут установили пару капканов методом, впоследствии названным нами «бабочкой» Суть его предельно проста, по нашему мнению, совершенно нестандартна и оригинальна, а по мнению опытных соболятников — нахальна. Ничем не замаскированный взведенный капкан-нулевка привязывается двумя проволочками на открыто стоящей нетолстой наклонной жерди; приманка крепится непосредственно за капканом снизу. Капкан с приманкой находится на высоте 140— 160 см и устанавливать их удобно, и соболю снизу не достать, а будучи защемленным капканом, он повисает, как на очепе. Расчет с первого взгляда был крайне наивен: соболь, зачуяв приманку, полезет вверх по наклонной жерди и капкана никак не минует. Открытого-то капкана? В открытом просторе? Но через три дня с этих двух «бабочек» мы сняли зрелого соболя-самца. Факт неоспорим: соболь пошел в абсолютно открытый капкан.

Выходит, соболь его не боится?

Или вовсе не осторожен? А может быть это просто случайность? Установив вскоре после этого два десятка «бабочек» в разных местах, мы тщательно регистрировали и их уловистость и уловистость ранее выставленных обычными способами капканов, подсчитывали затрату времени в капкано-сутках на поимку одного зверька. К концу сезона выявился результат: уловистость «бабочки» на 2% выше уловистости капканов, установленных по давней традиции у шалашей. Соотношение по полу и возрасту отловленных новым методом соболей было в пределах текущей нормы. Пренебрегая этими 2%, будем говорить о том, что «бабочкой» соболя ловить можно с тем же успехом, как и другими способами и методами самоловного промысла. Но метод «бабочки» имеет много преимуществ. Во-первых, к капкану не требуется поводок (цепочка), не нужен маскировочный материал, нет нужды и в материале для устройства шалашика; во-вторых, для установки капкана «бабочкой» требуется всего четыре-пять минут; в-третьих, капкан совершенно не боится снегопада и «работает» весь сезон: пороши в 2—3 см его прикрывают, не выводя из строя, снег же толще 4—5 см с капкана и жерди сваливается даже в безветрии, и уж совершенно определенно падает, ступи соболь на жердь; в-четвертых, приманку у «бабочки» зверек обнаруживает легче и на более дальнем расстоянии, нежели находящуюся в шалаше. И наконец, и требуется очепа, потому что соболь, угодивший в «бабочку», повисает так же, как на очепе. Некоторые уточнения к постановке капкана «бабочкой». Жердь (или сухостоина) должна быть с наклоном к поверхности снега 30— 45°; ее оптимальный диаметр 6—8 сантиметров. При большей ее толщине снег может улечься над капканом толстым слоем и вывести его из строя, к тому же зверек сумеет его обойти краем жерди. Капкан устанавливается дугами вниз — навстречу предполагаемому ходу соболя; крепится он проволокой у переднего края станины и на изгибе пружины с некоторой слабиной: настороженный капкан стоит достаточно прочно, но с попавшимся же зверьком он срывается под жердь, и тот в нем повисает.

Удобен и другой вариант

Удобен и другой вариант крепления капкана: жестким охватом проволокой через вертлюг и более свободно, в расчете на разгиб,— через передний край станины. При этом добыча с капканом повисает на вертлюге. Хвост повисшего соболя, а он обычно попадается передней лапкой, должен не доставать до снега как минимум полуметра. Лишний конец жерди за капканом желательно обрубать: иногда соболь капкан перепрыгивает и достает приманку «с тыла». Лучшая приманка — четверть рябчика, иная небольшая птица или пищуха (они с начала промысла попадают в капканы довольно часто, особенно кукша, сойка и поползень). Закреплять мелких птиц или пищух нужно за капканом в позе, максимально приближенной к естественной. Со временем приманка теряет запах, поэтому желательно через 10—15 дней «освежать» ее несколькими каплями настоя прианальных желез соболя, норки или колонка в чистом глицерине. Настой этот через 10—15 дней тоже выдыхается, но стойкость его можно многократно усилить (практически на весь сезон) добавлением примерно грамма сырого кабарожьего мускуса на 100г настоя желез. В этом случае активное начало приманки резко усиливается также и специфическим запахом мускуса. Кстати, усиленный кабарожьей струей настой прианальных желез куньих зверьков эффективен при всех видах и способах самоловного промысла. В капканы, поставленные «бабочкой», мы успешно ловили белку и колонка. Очевидно, в них будут попадаться и другие виды, реагирующие на различные пищевые приманки. Разумеется, далеко не всякий соболь не на каждую «бабочку» и не во все периоды сезона «идет», но в той же мере, как это происходит при капканном промысле с приманкой издавна отработанными способами и методами. Рассказывая о новом способе установки капканов, мы ставим целью — подчеркнуть две основные мысли: 1) открытого капкана соболь опасается вряд ли в большей мере, чем замаскированного (а возможно, и в меньшей: скрытое часто больше настораживает); 2) когда время дорого, его не следует тратить на излишнюю тщательность обработки капкана и маскировку (однако его механизм должен быть отлажен с предельной аккуратностью и надежностью).

Соболь в капкане.

Еще с институтской скамьи

Еще с институтской скамьи помнится, как на лекциях по технике промысла много хорошего говорили о наземной кулемке. Она, вероятно, пропагандируется и теперь. Во всяком случае, в проектах охот устройства промхозов оборудованию наземными кулемками самоловных путиков соответствующее место отводится до сих пор. Нам пришлось много поработать с этим стационарным самоловом, и мы пришли к выводу: на промысле соболя, когда путики осматриваются не чаще, чем через 5—6 дней, использовать наземную кулемку нет смысла, потому что мех в среднем двух-трех из десяти попавшихся в нее зверьков портится мышами, полевками, землеройками, а иногда и пищухой. Не лишне напомнить, что около кулемки плотность мышевидных всегда повышенная. Гораздо больший ловчий эффект и высококачественную пушнину дают: 1) верховые кулемки, устраиваемые не выше метра над землей (снегом); 2) увеличенного размера, устанавливаемые на высоте 60—80 см плашки с желобом в давке, плотно прикрывающем соболя; 3) капканы в шалашиках (домиках) с приманкой, прикрепленные к очепам. Об очепе стоит сказать особо. Без этого несложного, но высокоэффективного приспособления устанавливать капканы в шалашиках вообще следовало бы запретить. И не только из-за выстригания меха добычи, но и из-за частой порчи шкурки самим долго мечущимся я капкане зверьком. Кроме того, нельзя игнорировать и тот факт, что с очепа соболь «уходит» на 70—80% реже, чем из капканов, прикрепленных к потаску или намертво. Вариантов устройства очепа, крепления к нему капкана и настораживания существует много, и они промысловикам известны. Но заслуживают внимания, как нам представляется, следующие напоминания. Нужно предусмотреть все варианты первых рывков соболя с захлопнувшимся капканом и полностью исключить возможность запутывания поводком за кустики, палки и пр. Крыша шалашика из лапника не должна препятствовать вздергиванию сработавшего очепа. Пойманный и поднятый очепом соболь не должен доставать до соседних деревьев. Насторожка очепа должна быть оптимальной: не столь тугой, чтобы его не сдернула соболюшка-сеголеток, и не такой слабой, чтобы сорваться от раскачивания ветром. Соорудив шалашик с очепом и насторожив капкан, вдумчивый охотник для контроля обязательно 1—2 раза проверит механизм вздергивания. Жалеть на это время никогда не следует. Устройство шалашика существенно сказывается на добычливости. В низкое сооружение с небольшим входом соболь идет гораздо хуже, чем в просторное. Лучшим мы признали «домик» высотой 80—90 см, со щелями в палец, с высоким входом — от порога до крыши, расширяющимся от 12—14 сантиметров снизу до 25—30 сантиметров сверху. Однако «домик», устроенный в старом дупле сухостоины с его минимальной доработкой, на 50—60% уловистее искусственного сооружения.

 



  • На главную
    [© 2014 Охота